Почему выбирают туры
с Лузитана Сол?

Португалия: Корона Европы (1 часть)

Португалия: Корона Европы (1 часть)

От города солнца до города луны

На языке местных жителей Лиссабон звучит как Лишбоа, и это слово женского рода. Столица Португалии — дама, как Москва, Прага или Одесса. В ее непростом характере это многое объясняет. Современная Лишбоа похожа на пожилую эксцентричную аристократку, которой за давностью лет прощаются многие чудачества. Если меня спросить, какой он (или все-таки она?) — Лиссабон, первое, что я скажу, — «сумасшедший». Нет, не по ритму жизни — он-то как раз в Португалии весьма размеренный и неспешный. Но в столичном воздухе витают невидимые вирусы легкого необременительного безумия, которое нет-нет да и бросается в глаза ничего не подозревающих гостей: то в виде психоделического граффити, которыми изрисовано полгорода, то в облике трамвая, напоминающего вагончик «американских горок», то в перевернутом вверх ногами знаке пешеходного перехода.

Многие находят, что Лиссабон лишен туристического глянца. От прогулок по его бесконечным подъемам и спускам (это еще один город на семи холмах) остается щекочущее и в то же время неловкое ощущение подглядывания в чужие незашторенные окна. Рядом с развалинами древней мавританской крепости, захваченной 800 лет назад первым португальским королем Альфонсо Энрикешем, местные жители прогуливают собак и развешивают белье на веревках. По самим же развалинам вышагивают всеобщие любимцы — павлины, делящие территорию с шустрыми котами. По соседству с благообразным старым домиком, отделанным традиционными португальскими азулежу (керамическими плитками с росписью синим по белому), зияет пустыми окнами заброшенное здание. Через два квартала от рыбного ресторанчика для туристов, на витрине которого шевелят усами омары в аквариуме, можно обнаружить простенькую забегаловку с пластиковой мебелью, где лиссабонцы пьют легкое местное пиво и сосредоточенно смотрят футбол: «Порту» играет в чемпионате УЕФА (разве можно такое пропустить!).

Чтобы понять, как относиться к этому сюрреалистичному коктейлю, нужно время и солнцезащитный крем: Лиссабон — самая солнечная столица Европы, и солнце здесь весьма бесцеремонное.

А еще дама по имени Лишбоа, как и положено женщине, не имеет возраста. Впечатление странное: город кажется одновременно и очень старинным, и совершенно молодым. Разгадка проста — 1 ноября 1755 года произошло событие, навсегда отправившее в небытие старый город. Лиссабонское землетрясение разрушило город до основания за каких-то шесть минут. К счастью, именно в этот период Португалии повезло с премьер-министром (король, как это часто с ними бывает, самоустронился отзабот): умный и энергичный маркиз де Помбал отстроил город заново, украсив его первыми в мире сейсмоустойчивыми домами. Сейчас в Лиссабоне в честь маркиза названы площадь, станция метро и пятизвездочный отель. Его считают национальным героем. А молодящаяся красотка Лишбоа с тех пор делает вид, будто родилась в середине XVIII века.

Если от площади маркиза де Помбала спуститься по Авенида да Либердаде и миновать еще несколько площадей с фонтанами и памятниками, можно дойти до набережной реки Тежу (в Испании ее называют Тахо) и задаться вопросом: куда же теперь? Налево пойдешь — на гору Альфара попадешь, где высятся развалины древней крепости и вьются змеями узкие улочки старого района, с сонными кошками и бельем на веревках. Направо пойдешь — в квартал Байру-Альту попадешь, где ночные клубы соседствуют с традиционными ресторанчиками, в которых поют фаду — мелодичные романсы о превратностях судьбы. Старый Лиссабон, оставивший за скобками помпезность центральных площадей, напоминает Львов и Одессу, а вовсе не столицу некогда мощной державы.

Чтобы вволю полюбоваться на океан нужно ехать на «португальскую Ривьеру» — побережье пригородов Кашкайш и Эшториль. Здесь расположены самые лучшие отели, роскошные поля для гольфа, яхт-клубы, популярное казино. Кстати, Ян Флеминг придумал своего Джеймса Бонда, потягивая портвейн в баре отеля Palacio Eftoril.

Обязательный пункт программы — посещение города-сказки Синтры, названной в честь богини луны Синтии, которой здесь поклонялись еще во времена финикийцев и древних греков. Плотность дворцов здесь достигает такого уровня, с каким не сравнится даже Лиссабон до землетрясения. Замок Пена, построенный в середине XIX века романтичным супругом королевы Марии II, сначала сводит с ума винегретом из разнообразных архитектурных стилей, а потом превращается в сказочный дворец, которому не хватает только золушкиной туфельки на ступеньках. Для полноты мистических ощущений остается заглянуть в усадьбу Кинта-да-Регалейра — творение одного экстравагантного миллионера позапрошлого столетия, считавшего себя алхимиком и тамплиером. В дивном парке, вдохновленном «Божественной комедией» Данте, каждая деталь имеет значение: здесь зашифрован путь души по кругам загробного мира, что ни скамейка или постройка — то символ.

А чтобы вспомнить, что мы находимся на краю Старого Света, нужно съездить на мыс Кабо де Рока, самую западную точку континентальной Европы. Правда, незадача: самый западный камешек никто не потрудился отметить табличкой, так что туристы, мужественно борясь с порывами постоянного ветра, фотографируют все скалы в окрестностях, а потом заходят в сувенирный магазинчик, где можно приобрести именной сертификат: «Такой-то действительно побывал на краю света». Правда, лишний раз напоминают португальцы, край света — не задворки цивилизации.


Страна открытых дверей

Для Евросоюза дама по имени Лишбоа, как и вся Португалия, — невеста-бесприданница. Не стоит думать, что Португалии нечего предложить избалованным жителям Старого Света, кроме богатого внутреннего мира и зрелищного футбола. Но ведь у Португалии потрясающе интересная история — 800 лет государственности, что на 350 лет больше, чем у соседней Испании, причем все эти столетия границы страны не менялись ни на сантиметр. Именно с португальцев началась эпоха Великих географических открытий, подарившая нам мир в том виде, в каком он сейчас. Не случайно на флаге страны изображена астролябия — навигационный прибор, без которого невозможны дальние плавания. Наконец, у нее отменные вина, не говоря уже о портвейнах и мадере. Ах да, еще куча прекрасных мест для отдыха. Но как раз этим Европу вроде бы не удивишь.

Однако Лиссабон не случайно стал местом проведения разнообразных международных форумов и бизнес-встреч. Кроме удобного расположения (из Америки, например, сюда лететь ближе, чем до Берлина или Стокгольма), этот город удивляет отелями мирового уровня по ценам намного ниже среднеевропейских. Должны же быть какие-то плюсы у более чем среднего уровня жизни, которым отличается Португалия на фоне своих коллег по Евросоюзу.

Португалию любят за радушие, которым ее жители встречают приезжих. Португальцы — народ доброжелательный и общительный, гостям они рады совершенно искренне, умеют быть вежливыми и держаться в рамках, не нарушая чужого личного пространства. В Лиссабоне есть площадь со стеной на которой написано на множестве языков: «Лиссабон — город толерантности». И это соответствует действительности. Толерантность для португальцев — черта национального характера, такой вот парадокс: «Им все равно, кто ты и откуда — лишь бы человек был хороший».

В визах посольства Португалии практически не отказывают, гражданство получить очень просто, а иностранцев при покупке недвижимости даже освобождают от оплаты налогов на нее. Местные жители, сами частенько уезжающие на заработки к соседям по Шенгену, только рады, что кто-то вкладывает в их страну не меньше сил и средств, чем они сами. Кстати, украинская диаспора здесь — вторая по численности после бразильской. Больших денег, правда, в Португалии не заработаешь — тут их просто нет, да и уровень безработицы тревожный, но тем, кто сумел устроить свою здешнюю жизнь, вполне хватает. Единственное, на что жалуются наши девушки, вышедшие замуж за португальцев, — уж больно у них уклад традиционный, причем чем дальше от столицы, тем больше.

Мягкий климат и превосходная кухня — еще две причины, по которым сюда приезжают не только отдыхать, но и жить. Португальцы — большие любители покушать: в Средние Века здешние короли наедались до такой степени, что для них придумали специальные укороченные кровати, в которых можно спать сидя — иначе были все шансы умереть во сне от удушья. После посиделок в любом местном ресторане чувствуешь себя практически португальским королем. Здесь умеют отменно приготовить как мясо, так и рыбу, и к любому блюду непременно принесут блюдо вареных или свежих овощей и чесночный хлеб с домашним сыром. Португальская кухня была бы самой здоровой в мире, если бы не любовь к выпечке: в каждом квартале Лиссабона есть pattelaria (кондитерская), а уж фирменных пирожных и пудингов не счесть в любом уважающем себя кафе.


25.10.18

Португалия Лиссабон Мадейра

Работает на: Amiro CMS